Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Ахтубинские новости

Ахтубинск СЕГОДНЯ - это самые свежие новости города и района.

добавить на Яндекс
Вторник, 14 Апрель 2015 20:13

Воспоминания ахтубинских ветеранов(4 часть)

Злепко Анатолий Георгиевич Злепко Анатолий Георгиевич

Злепко Анатолий Георгиевич

Родился 21 апреля 1923 года

 В мае 1941 года я закончил 9 классов, войны еще не было и мы с ребятами устроились к геологам, которые с Волгограда к нам в Нижний Баскунчак приехали. Работали за соленым озером, там бурили скважины. Так серу обнаружили там и газ. Жили мы в палатках, было интересно нам.

 А когда война началась, нам вручили повестки, а по прибытии в военкомат мы узнали, что нас направляют учиться в г. Астрахань в аэроклуб. Летная подготовка началась уже в августе 1941 года.

В июне 1942 года моих друзей призвали вместо летного училища в воздушный десант. Меня не взяли, так как я работал на железной дороге и был приказ наркома обороны И.В. Сталина о закреплении железнодорожников за ж/д транспортом на время войны.

Примерно в июне 42-го мы первый раз услышали летящий самолет. Метились они в Верхний Баскунчак – им железнодорожный узел нужен был. Так они раза три наверно прилетали ночью, но результатов никаких – то перелетают станцию, то не долетают. А когда наши эшелоны ехали, огонь по ним открывали. Потом по утрам стали прилетать и немцы уже в Сталинграде были. А у нас зениток не было, только позже они начали появляться.

Потом уже на Посту Передачи у нас появился бронепоезд – платформ пять и на каждой – зенитки. А обслуживали их девчонки-зенитчицы, немного постарше нас. И немец уже боялся туда лететь, потому что они открывали огонь. Днем путь бомбёжкой разрушали, а ночью железнодорожники восстанавливали. Но помню однажды все равно, моряков фашисты разбомбили. Были, наверно, у них шпионы. Подошел эшелон с севера и тут немцы сразу налетели и начали их с пулеметов бомбить. Много их тогда погибло, а раненых в Нижний Баскунчак в госпиталь увезли.

В августе бомбить начали с утра и до ночи. Один отбомбил, через 15 минут – второй летит, через 15 минут – третий. Что тут было – это кошмар! Прятались в воронках. Работать ухитрялись, когда самолёты улетали, мы за эти 15 минут выходили, горящие вагоны расцепляли, угоняли, чтобы другие не загорались, а уцелевшие вагоны – на Пост Передачи. Ночью формировали эшелоны на Сталинград, ведь станция в это время днем не работала вообще. Поезда принимать нельзя было. Прямо на перегонах  выгружали технику и бойцов. И пешком по степи на Сталинград шли они, а вагоны с боеприпасами все к нам скатывали на Нижний Баскунчак. До 50 тысяч вагонов порожних было. Чтобы они не мешали движению, их все туда сгоняли. Все тупики, озеро, перегон на озеро – все забито было.

Машинисты себя геройски вели, много раз попадали под бомбежки, но ухитрялись, то прибавить скорость, то убавить. И немцы часто не могли попасть, рядом бьют, а путь целый.

Но посёлок Баскунчак разбомбили. Ничего целого не было, как с лица земли стерли. Сбрасывали на нас и полутонные и тонные бомбы. Все искали блиндаж дежурного по станции, чтобы разбомбить и движение прекратить. Но наши тоже ухитрились – сделали обходной путь. За Баскунчаком и сейчас есть вал – это насыпь того пути. Через Баскунчак же был единственный путь на Астрахань, чтобы войска возить, технику, чтобы Сталинград «в клещи» брать. Днем по этому пути не пускали, потому что его бы обнаружили фашисты. Путь был замаскирован сеткой сверху. И его не было видно днем. А как темнело, немцы летать прекращали и эшелоны один за одним отправляли по этой обводной дороге на Астрахань, чтобы окружение подготовить. Таким образом мы помогали Сталинграду победить.

К осени был случай, целая эскадрилья фашистских бомбардировщиков шла на Баскунчак, со стороны горы Богдо, под прикрытием их не видно было. А потом  резко высунулись из-за горы. Смотрим мы, а они летят. А тут уже были наши истребители со стороны Болхун. Там аэродром сделали наши оттуда истребители и взлетели. Налетели они прямо в кучу бомбардировщиков, немцы – в разные стороны, бомбы сразу в степи побросали и драпать. И вот после этого бомбежки Баскунчака прекратились.

До сентября 1944-го я проработал составителем поездов, на Нижнем и Верхнем Баскунчаке, а потом увидел объявление, что идет набор в техникум. Война еще идет, но учиться можно было. Отучился я до 1947 года и стал работать в В. Баскунчакской дистанции сигнализации и связи. Назначили меня инженером дистанции, потом я стал заместителем начальника дистанции, а  с 1969 года по 1977 я был начальником дистанции.

Победить нам помогло то, что люди не щадили себя. Мы даже когда в воронках прятались, нас в любое время могло разорвать снарядом. Это раз. Во-вторых, когда расцепляешь вагон, а в нем горит. А что горит, не знаешь. А вдруг взрывчатка? Взорвется если, то от тебя ничего не останется. Но мы на это не смотрели, вытаскивали, расцепляли, убирали, сохраняли, отправляли на фронт. Только этим мы и были заняты все время.

О том, что война кончилась, в техникуме я узнал. Но мы там так тяжело жили. Хлеба полкило возьмешь по карточке, пока оттуда до общежития дойдешь, ты его уже съешь. Не можешь удержаться, до того голодные были, но мы всё равно учились. 


Бобровский Николай ФёдоровичБобровский Николай Фёдорович

Родился 3 ноября 1925 года

Я родился в селе Золотуха. Мы пацанами ходили 18 км пешком до Богдо и там делали исходные площадки для самолетов. Ходили и на станцию Верблюжья разгружать вагоны.

В 1943 году 10 января я был призван в армию сначала на военную учёбу в Пензенскую область на разъезд Селицыно.  До сентября 1943 года служил в 37-й запасной дивизии 98-го полка в 3-й роте учебного батальона в Пензенской области.

Потом  попал на 4-й Украинский фронт, прошел с боями от Ворошиловграда до Мариуполя. Служил в отдельном 4-м Сталинградском краснознаменном гвардейском мотопехотном корпусе. Был стрелком танкового десанта 5-й или 2-й ударной армии.

В первом своем бою за город Так-Мак Запорожской области мы с Федором Дьяковым взяли в плен 12 немцев, за что нам обещали медаль «За боевые заслуги». Но 10 ноября меня тяжело ранило  – награду не получил. После – санбат, полевой госпиталь, госпиталь в г. Сталино (Донецк), нейрохирургический госпиталь г. Баку. В мае 1944 года после трех операций меня отправили долечиваться домой.  Самый тяжелый период войны был для меня, когда нас под Ворошиловград бросили фронт догонять. Мы 18 суток пешком шли. На ходу проверяли нашу боеготовность, то бегом, то строевым то ползком догоняли. Провизии не хватало, да мы и не жаловались, привыкли уже не доедать.  Было тяжело везде, что на гражданке, что в военном корпусе, но мы все были дружные, нас всех сплотила война и ее последствия.

Помогло нам победить то, что все думали о своих семьях и Родине, мы же воевали на своей земле, мы не хотели, чтоб враг ходил по нашей земле.

Все ждали окончания войны. Хотелось, конечно, и до Берлина дойти, но не успел по ранению. Помню, узнав о победе, мы уже готовые к отправке на фронт, сидя вагоне и не удержались, расстреляв весь рожок в автомате в воздух.

Потом служил в Краснодаре в войсках МВД до апреля 1950 года.

В мае этого же года устроился в локомотивное депо В. Баскунчак Приволжской железной дороги учеником слесаря. В 1952 году начал работать помощником машиниста, в 1955 году – машинистом тепловоза. В апреле 1987 года ушел на пенсию. А с 1987 года по сегодняшний день работаю в совете ветеранов поселка В. Баскунчак.

Имею боевые награды: орден Отечественной войны 2-й степени, медаль «За победу над Германией», медаль Жукова и юбилейные медали.

Из всего нашего отделения сейчас осталось только двое, я и мой сослуживец Докучаев из села Золотуха. Я с ним не виделся давно, вот собираюсь весной съездить. Нас с Золотухи было 56 человек, а остались только мы вдвоем.

 

Прочитано 2736 раз
http://www.ahtubinsk-today.ru/atv-tsentr

Ахтубинск FM Онлайн

 

Подписаться на новости

 
 

Скоро в Ахтубинске

Нет событий